Россия снова виновата. На сей раз так решили исполком (12 членов) и совет учредителей (38 членов) ВАДА. Заседания обсуждали вопрос о признании соответствия Российского антидопингового агентства (РУСАДА) Всемирному антидопинговому кодексу. И обсудили – не соответствует. 

фото: Алексей Меринов

Реформы, которые провело РУСАДА со времен своего отстранения, присутствующие приветствовали. Но хорошего, как известно, должно быть понемножку.

«Какими бы ни были изменения в РУСАДА, где гарантия, что и эти новые люди не станут снова участниками коррупционной схемы? Откуда у нас может быть уверенность, что все не повторится? — роль первой скрипки взял на себя глава комитета по соответствию ВАДА Джонатан Тэйлор. — Давайте говорить ясно: комитет хочет признания Россией, что сговором руководили чиновники министерства спорта, и в его осуществлении помогали работники ФСБ. Пока это не произойдет, условие не будет выполнено… Александр Жуков призвал нас не делать РУСАДА заложником этих политических требований. Но, во-первых, это условия «дорожной карты», которую приняли российские власти. Во-вторых, вопрос закрытых городов все еще в процессе решения, и пока полного доступа нет. И, в-третьих, что самое важное, вопрос к вам состоит в том, что если прошлая работа РУСАДА была полностью коррумпирована министерством и ФСБ и вы это отрицаете, как вы можете гарантировать, что это не повторится?».

Для 12 и 38 членов заседаний такая простейшая логика вопросов выглядит, видимо, абсолютно логично.

«Это тупиковая ситуация: мы не признаем доклад, они не снимают требование. Надо не искать причины искусственно, а восстанавливать РУСАДА», — считает президент ОКР Александр Жуков.

Ощущение «судилища», а не диалога – так охарактеризовал событие министр спорта Павел Колобков. Но ведь такой подход к разрешению наших проблем – не новость. Тем более что камень преткновения – признание сговора на государственном уровне – был, есть и будет. Как этот пункт, заведомо обрекающий стороны на противостояние без конца, вообще появился в дорожной карте восстановления, можно ли было ему противостоять, можно ли было каким-то образом решить вопрос с конкретной формулировкой до «контрольного выстрела» ВАДА, наверное, тема для отдельного обсуждения.

Но сегодня тупик образовался не только для нас. Член исполкома ВАДА Франческо Риччи-Битти говорит, что агентство должно вынести урок из расследования по допингу в российском спорте и принять решение во имя будущего. «Нельзя, чтобы эта история тянулась годами. Нам нужно проявить креативность и найти выход из ситуации».

Член исполкома ВАДА Патрик Бауманн (глава Международной федерации баскетбола) также считает, что необходимо, извлекая уроки из сложившейся ситуации, работать на будущее: «Технически РУСАДА работает в полном объеме, там трудятся наши эксперты. Мне кажется, не стоит питать иллюзий, что мы что-то можем изменить в России, изменить, кто и кем управляет у них в стране. Мы должны беспокоиться единственно о функционировании РУСАДА».

Президент МОК Томас Бах решения по РУСАДА не принимал – не его это дело. Он роль первой скрипки сыграет 5-7 декабря. Когда уже МОК будет по итогам работы своих комиссий принимать решение: пустить Россию на Олимпийские игры в Пхёнчхан, как и положено любому члену олимпийской семьи, не пустить вовсе за допинговые грехи или пустить с ущемлением прав? Пока же Бах заявил еще перед принятием решения в Сеуле: «Мне кажется, всем хотелось бы, чтобы РУСАДА работало на полную мощность, – цитирует его слова The New York Times. – За прошлое необходимо наказывать. Но сейчас речь идет о будущем, а это разные вещи».

Наше олимпийское ближайшее будущее все еще не определено.

Резюме от президента ОКР Александра Жукова: «Вот на что обратил бы внимание: совсем недавно на саммите Международного олимпийского комитета (МОК), говорили, что результаты криминалистической экспертизы из доклада Макларена не могут применяться для принятия индивидуальных юридических мер. По простой причине — его методика не была разработана для определения индивидуальных нарушений антидопинговых правил…

Отсюда очевидно, что безусловное признание доклада Макларена невозможно. Значит, это требование не может и не должно служить препятствием для полного восстановления РУСАДА. Ведь иначе это неминуемо приводит к невозможности возобновить работу национальной антидопинговой системы в России…»

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here